Новое государство? Робелуссия? Белороссия? Руссобелия?
9 ДЕКАБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Ох, не прост батька! Ох, не прост… В день, когда в Сочи лидеры обоих государств «согласовывали дорожные карты предстоящей интеграции», в Минске прошел оппозиционный марш, участники которого в итоге приняли резолюцию, резко критикующую будущее слияние двух соседних стран. Несколько сот человек прошли к российскому посольству с плакатами, не оставляющими сомнений в целях мероприятия: «Прощай немытая Россия», «Никаких союзов с имперской Россией», «Отправим Сашу в Рашу», «Слава нации, нет интеграции»… С такими текстами демонстрация прошла по центральным улицам белорусской столицы к посольству России. Но, что примечательно, никаких разгонов, никаких задержаний, никого противостояния с силами правопорядка. Причем особенно многолюдной эту акцию не назовешь. Комментаторы говорят о примерно шестистах участниках. Белорусские силовики жестко пресекали и гораздо более массовые демонстрации. Очевидно, что в этот раз они получили прямое указание не вмешиваться. Столь не характерная для местных властей терпимость объясняется просто – Александру Лукашенко важно было продемонстрировать своим кремлевским собеседникам, какую непростую задачу он решает, ввязываясь в объединительный процесс с Россией. Дескать, видите, дорогие соседи, мне приходится преодолевать серьезное сопротивление! У нас в Беларуси далеко не все мечтают о скором союзе с вашим прекрасным государством. Поэтому извольте учитывать мои риски и издержки! А буквально за несколько дней до сочинских переговоров глава белорусского государства позволил себе высказывания и вовсе фактически дезавуирующие интеграционный процесс. Выступая перед депутатами белорусского парламента, Александр Лукашенко прямо заявил: «Мы никогда не собирались и не собираемся входить в состав любого государства, даже братской России… Запомните: я не пацан, который отработал 3-4-5 лет президентом. И я не хочу перечеркнуть все, что сделал вместе с вами, народом, создав суверенное независимое государство, чтобы его сейчас уложить в какой-то ящик с крестом наверху. И куда-то выбросить или передать. Этого при мне не будет никогда. Это наша страна. Мы суверенные и независимые. Этим надо гордиться».



Впрочем, в Кремле тоже сидят не простаки – они давно привыкли к скандальным демаршам «батьки», и все его громкие безапелляционные выпады делят на десять. Правда, задача от этого проще не становится. Потому что реальная политическая интеграция нужна только Путину. Лукашенко и так неплохо живется, у него нет проблемы 2024 года, ему не нужно становится главой «новой империи». Понятно, что, когда лидер белорусского государства утверждает, что его интересует только «экономическая интеграция», он столбит давным-давно отработанную повестку. Поскольку в его понимании «экономическая интеграция» выглядит так: вы начинаете нас кормить еще более сытно и обильно, чем раньше, а потом мы, сытые и довольные, приступим к обсуждению следующих вопросов. Что вы там говорили про совместный парламент и единое правительство?

У Владимира Путина, которого во всей истории интересует, разумеется, только политическая составляющая, есть всего одна контригра. Если в какой-то момент он сочтет, что в рамках текущих обсуждений белорусский лидер перестает быть договороспособным, то ему ничего не останется, как предъявить жесткий ультиматум. Не хотите объединяться, ну, и бог с вами. Тогда я найду другой сценарий собственного политического будущего. Но больше никаких дешевых углеводородов, которые вы потом перепродаете на Запад, никаких фактически невозвратных кредитов и никаких инвестиций в вашу дремучую социалистическую экономику. Собственно говоря, угроза закрытия кормушки – единственный рычаг давления на Лукашенко.

По итогам переговоров в минувшие выходные заявлений об их пусть и промежуточных результатах сделано не было. Маловразумительные и мутные утечки про то, что «дорожные карты по некоторым вопросам уже почти согласованы», свидетельствуют как раз о том, что обсуждения идут очень сложно. Возможно, 20 декабря ситуация более или менее прояснится. На этот день давно запланировано обнародование уже согласованных «дорожных карт». Число 20 для российско-белорусского интеграционного процесса вполне символичное. Он был запущен ровно двадцать лет назад…   

Фото: Россия. Санкт-Петербург. Президент Белоруссии Александр Лукашенко и президент России Владимир Путин (слева направо) на пленарном заседании VI Форума регионов России и Белоруссии в Таврическом дворце. Михаил Метцель/ТАСС

Графика: "Ежедневный журанал" говорит большое спасибо Михаилу Златковскому, карикатуристу на века.)))

  












  • Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.

  • "Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.

  • Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Автократы всех стран, соединяйтесь!
29 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Военной хунте в далекой Мьянме (в прошлом Бирме) потребовалась срочная международная поддержка. Хотя поначалу все шло как обычно. Тамошним генералам решительно не понравились результаты выборов. Партия, которую они поддерживали, оказывалась в абсолютном меньшинстве. Не спасало даже то, что по специфическому законодательству этой страны главнокомандующий вооруженными силами наделен правом назначать в парламент 166 военнослужащих (около четверти депутатов). В этих условиях военные, понятное дело, совершили переворот, арестовали победителей, обвинили их в коррупции, пообещали неизвестно когда провести другие выборы, справедливые и честные.
Прямая речь
29 МАРТА 2021
Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.
В СМИ
29 МАРТА 2021
"Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.
В блогах
29 МАРТА 2021
Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.
Идет война «ментальная», холодная война
25 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В умах российских начальников чем дальше, тем больше обнаруживается любопытный поворот. Еще недавно, говоря о противостоянии коварному Западу, они вели речь о количестве ядерных боеголовок и боеспособности вооруженных сил. И вскоре обнаружилось очевидное противоречие. Если принять на веру следующие по еженедельному графику победные рапорты военачальников, то из них следует: страна надежно защищена. Нужно успокоиться и взяться за что-нибудь другое. Нацелиться на одержание победы над США и Гейропой в какой-то иной области, кроме чисто военной. Например, сосредоточиться на качестве жизни подведомственного населения, на медицине и образовании, создании привлекательной картины будущего, наконец.
Прямая речь
25 МАРТА 2021
Сергей Цыпляев: Ментальная сфера вообще-то не то, чем должны интересоваться военные, у них должны быть другие направления работы.
В СМИ
25 МАРТА 2021
«Московский комсомолец»: В Минобороны заявили о развязывании США "ментальной" войны против России
В блогах
25 МАРТА 2021
Иван Беляев: Уходили комсомольцы на ментальную войну.
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.