Гражданские инициативы
24 сентября 2021 г.
Анна Павликова и Мария Дубовик под домашним арестом
17 АВГУСТА 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

В четверг 16.08.18 судья Дорогомиловского райсуда Ирина Деваева постановила изменить меру пресечения Анны Павликовой и Марии Дубовик с заключения под стражу на домашний арест и установить срок домашнего ареста до 13 сентября. Сделано это было в порядке удовлетворения ходатайства следственных органов.

Неделю назад тот же самый суд и то же самое следствие не приняли во внимание ходатайства об освобождении девочек из-под стражи в связи с ухудшением состояния их здоровья. Что изменилось? Точнее, в чьей голове и под воздействием каких обстоятельств созрело решение дать команду упырям в погонах чуть-чуть ослабить удавку и прекратить пытку, которой являлась тюрьма для двух наивных девчонок, ставших жертвами провокации подонка из ФСБ?

Очевидно, что свою роль сыграла кампания в их поддержку. Петиция с требованием освободить Анну Павликову и Марию Дубовик набрала около 170 тысяч подписей. На «Марше матерей», который прошел 15.08.18 и завершился возле здания Верховного суда, было, по моим ощущениям, полторы тысячи человек. Полиция была вполне вежлива, перекрывала движение для прохода, все вмешательство полицейских ограничилось призывами не занимать проезжую часть Поварской улицы. Никого не задержали, ни одну мягкую игрушку не отобрали.

ТАСС

Сели в лужу премудрые пескари во главе с Маргаритой Симоньян, адвокатами девочек и Олегом Кашиным, которые призывали не мешать работать «серьезным людям» и не проводить несанкционированную акцию, поскольку тогда девочкам будет только хуже.

«Ваша цель достигнута!» — сообщил офицер полиции участникам «Марша матерей», призывая их прекратить акцию. Возможно, этот офицер за день до суда, принявшего решение об изменении меры пресечения, знал об этом. Это не означает, что мы напрасно мокли под проливным дождем у здания Верховного суда. Повторюсь, мы не знаем, по какой конкретной причине людоед немного разжал челюсти. Очевидно, что если бы не было публичной кампании в поддержку фигуранток дела «Нового величия», они бы продолжали гнить в тюрьме.

Слухи о том, что тоталитарные режимы не поддаются давлению, несколько преувеличены. Иногда поддаются, причем самые людоедские, например, нацистский режим Третьего рейха. 75 лет назад, 27-28 февраля 1943 года, в берлине прошла демонстрация немок с требованием освободить их мужей-евреев, которых арестовали по приказу Геббельса, решившего сделать подарок Гитлеру ко дню рождения и «очистить от евреев» Берлин. Было арестовано 8 тысяч евреев, почти все из тех, что остались на тот момент в городе. Две тысячи из них отвезли в здание еврейской богадельни на улице Розенштрассе. Толпу женщин разгоняла полиция, но они ненадолго расходились и собирались вновь, скандировали «Верните нам мужей!». Они стояли сутками, не обращая внимания на оскорбления и угрозы. Это продолжалось неделю. Потом началось освобождение людей, которых уже ждали в Освенциме. Женщинам удалось спасти от верной гибели почти всех тех, кто находился на Розенштрассе, все 2 тысячи. Остальных отправили в Освенцим, где их убили…

Тогда, в феврале 1943-го, немецким женщинам удалось процарапать в стальной махине рейха маленькую трещинку, через которую они смогли вытащить своих близких. Сегодня, спустя 75 лет, российским женщинам и примкнувшим к ним мужчинам удалось вытащить из тюрьмы всего двух девочек.

Не стоит это и тогда, и сейчас считать победой. Трудно согласиться с Дмитрием Быковым, который в статье «Мокрый марш», опубликованной на «Снобе», пишет, что «многие, я уверен, запомнят этот день как этапный». Быков уверен, что «протесту нужен новый стиль: сила через слабость, победа через жалость. Не молодежь с уточками, а матери с плюшевыми мишками». Зорким взором поэта Дмитрию Быкову удалось рассмотреть благородную роль Собянина во всей этой истории. «Собянин все-таки не совсем‘’они’’»,—пишет Быков. И обнадеживает: «Он способен к диалогу, пусть пока только стилистическому».

В этих словах Быкова все так прекрасно, что портить их комментариями просто кощунственно. «Собянин способен к диалогу. Стилистическому». Эти слова с подписью «Дмитрий Быков, поэт» начальник предвыборного штаба Собянина Ремчуков просто обязан развесить на плакатах по всему городу. А рекомендации по закреплению нового стиля протеста под названием «Победа через жалость!» администрация Путина вполне могла бы через провокаторов ФСБ внедрять в головы оппозиции, чтобы путинский режим длился вечно…

После «Марша матерей» к стае премудрых пескарей неожиданно приплыло пополнение в лице Александра Минкина, который в статье «Юные враги древнего Кремля», опубликованной в «МК» и перепечатанной на сайте «Эха Москвы», объясняет, что девочек, конечно, жалко, но они «самидурывиноваты». Далее цитаты: «Спровоцированы? Ну и что? Предположим, инспектор ГИБДД вам предложит: ‘’Езжай на красный и развернись через двойную сплошную’’. Вы так и сделали. Вас лишают прав пожизненно, а вы, оправдываясь, говорите: ‘’Но мне же инспектор посоветовал!’’. Может, инспектор дурак, может, шутник, может, провокатор — все может быть. Но на красный-то кто проехал? Кто развернулся через двойную сплошную? Вы правила читали?».

И далее Минкин от аналогий переходит к прямому обвинению «юных участников ‘’Нового величия’’», которые явно не читали Уголовный кодекс, «иначе буквальные совпадения (текста статьи УК и устава, написанного провокатором ФСБ) бросились бы им в глаза. А если читали и не заметили, не поняли». Дальше идет приговор: «Глупость не оправдание. Высоцкий давал бесплатные уроки, а вы прогуливали». Тут Минкин приводит цитату из Высоцкого: «Я, например, на свете лучшей книгой считаю кодекс уголовный наш». В конце статьи инструкция от Минкина тем, у кого возникло желание свергнуть ненавистную власть: «Человеку, которому в голову пришла такая идея, надо быть умнее, надо читать Достоевского и Уголовный кодекс».

Анне Павликовой на момент задержания было 17 лет. Минкину скоро стукнет 72 года. Не уверен, что в свои 17 Минкин знал наизусть все 269 статей тогдашнего УК РСФСР. Возможно, сейчас все статьи УК РФ у Минкина от зубов отскакивают. Но каким же надо быть му@аком, чтобы обвинять девчонок, ставших жертвами профессионального провокатора ФСБ, за то, что они в свои 17 и 18 забыли вызубрить весь Уголовный кодекс. Да, и кстати, знание УК и Достоевского вряд ли сильно поможет тем, кто будет реально свергать эту власть.

Мне в этом смысле ближе и понятнее позиция Ходорковского, который напомнил, что «мы были дважды на баррикадах, защищая Конституцию». И теперь попытка отнять у нас права «в конце концов будет разрешена опять на баррикадах».

Фото: 1. Россия. Москва. Фигурантка дела "Нового величия" Анна Павликова (в центре), обвиняемая в экстремизме, после рассмотрения ходатайства следствия о смягчении меры пресечения в Дорогомиловском суде. Валерий Шарифулин/ТАСС
2. Россия. Москва. Фигурантка дела "Нового величия" Анна Павликова, обвиняемая в экстремизме, и ее мать Юлия Павликова (слева направо) после рассмотрения ходатайства следствия о смягчении меры пресечения в Дорогомиловском суде. Максим Григорьев/ТАСС
3. Россия. Москва. Адвокат Максим Пашков, фигурантка дела "Нового величия" Мария Дубовик, обвиняемая в экстремизме, и ее друг Владимир (слева направо) после рассмотрения ходатайства следствия о смягчении меры пресечения в Дорогомиловском суде. Валерий Шарифулин/ТАСС













  • Анна Наринская: у меня есть какое-то невероятное чувство, что ... этот проект станет жертвой отсутствия общественного договора в его широком и узком понимании...

  • The New Times: Г-н Кузьмин хочет стереть память о замученных сталинским режимом людях, память, которая уже ампутирована из мозгов и душ наших сограждан.

  • Сергей Пархоменко: обращаюсь к руководству РСПП и лично его президенту тов. А.Н.Шохину, и к его исполнительному вице-президенту Д.В.Кузьмину: давайте обсудим позицию РСПП в отношении «ПОСЛЕДНЕГО АДРЕСА»

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Освобождение не приходит извне
23 ДЕКАБРЯ 2020
Автор опубликованной недавно в «Московском комсомольце» статьи о необходимости немедленно остановить «конвейер» «Последнего адреса» [1], скромно подписавшийся «внук репрессированного офицера Красной Армии», не­осторожно призвал всех неравнодушных принять участие в обсуждении проекта «Последний адрес». Думаю, что ни «внук репрессированного» Дмитрий Кузьмин (на самом деле — заместитель начальника Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина), ни активисты проекта не ожидали такой бурной ответной реакции: помимо ответа «Последнего адреса», также опубликованного на страницах «Московского комсомольца» [2], было несколько возмущенных пуб­ликаций в разных изданиях и еще множество открытых писем в социальных сетях от людей, которых письмо Кузьмина задело лично.
Перспектива репрессий
16 ДЕКАБРЯ 2020 // ГРИГОРИЙ РЕВЗИН
На меня произвел большое впечатление скандал вокруг «Последнего адреса» — Сергей Пархоменко подробно рассказывал о нем на «Эхе», а у него на странице в FB собраны более-менее все материалы. Решил написать про это. Знаменательно, когда Александр Шохин, соратник Егора Гайдара, теперь вот президент Высшей школы экономики, начинает бороться с «Последним адресом». Указывая, взвешенно и аккуратно, что в сталинском терроре не все так однозначно, не стоит устанавливать таблички на домах, откуда забирали людей, чтобы их расстрелять, надо разобраться детально, не был ли расстрел в некотором смысле правильным и разумным — позиция, подробно изложенная в статье нынешнего соратника Александра Шохина Дмитрия Кузьмина. На мой взгляд, начиная, скажем, с дела Гасана Гусейнова, стало неудобно признаваться, что ты профессор ВШЭ (коллеги, я говорю только о себе), но это обстоятельства нашего прекрасного времени. А вот что, оказывается, и реформаторы были такими, как бы это выразиться… людьми — это остро и свежо.
«Последний адрес» — не конвейер, а человеческое сообщество
16 ДЕКАБРЯ 2020 // ПОСЛЕДНИЙ АДРЕС
Гражданскую инициативу остановить невозможно: это труд людей для памяти людей о трагедии людей Вице-президент РСПП Дмитрий Кузьмин предложил провести широкое обсуждение гражданской инициативы «Последний адрес», вызвался выслушать все «за» и «против», обобщить и обнародовать результат. Результат этот, впрочем, Дмитрию Владимировичу заранее известен, поэтому, даже не начав собирать предложения и замечания, он переходит к обнародованию плана предстоящих оргвыводов: «Только все вместе мы остановим этот конвейер «Последнего адреса»! Для начала, сравним две цифры: 29 декабря 2019 года в немецком городе Меммингене был установлен 75000-й по счету «Камень преткновения» — индивидуальный памятный знак в рамках общеевропейского мемориального проекта «Stolpersteine»; почти параллельно с этим, 7 февраля 2020 года, в городе Гороховец была установлена 1000-я табличка российского гражданского проекта «Последний адрес».
Прямая речь
16 ДЕКАБРЯ 2020
Анна Наринская: у меня есть какое-то невероятное чувство, что ... этот проект станет жертвой отсутствия общественного договора в его широком и узком понимании...
В СМИ
16 ДЕКАБРЯ 2020
The New Times: Г-н Кузьмин хочет стереть память о замученных сталинским режимом людях, память, которая уже ампутирована из мозгов и душ наших сограждан.
В блогах
16 ДЕКАБРЯ 2020
Сергей Пархоменко: обращаюсь к руководству РСПП и лично его президенту тов. А.Н.Шохину, и к его исполнительному вице-президенту Д.В.Кузьмину: давайте обсудим позицию РСПП в отношении «ПОСЛЕДНЕГО АДРЕСА»
Соловьев достал всех, ну, или почти всех
23 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Совокупный массив зла, ненависти и пошлости, производимый Владимиром Соловьевым, видимо, превысил какую-то меру. Во-первых, его стало слишком много. Соловьева даже внесли в Книгу рекордов Гиннесса. Оказывается, этот человек побил рекорд по самому длительному пребыванию в эфире в течение одной недели. С 18 по 24 марта 2019 года кадры с участием Соловьева транслировали по телевидению 25 часов 53 минуты и 57 секунд. Российский телеведущий более чем на четыре часа перекрыл рекорд японца Монта Мино. Но тут решающим является, конечно, не объем, а содержание, концентрация мерзости, выдаваемая Соловьевым в единицу эфирного времени.
Прямая речь
23 ОКТЯБРЯ 2019
Константин фон Эггерт: Такого рода петиции могут иметь определённый эффект только в том случае, если получают серьёзную медийную и общественную поддержку.
В СМИ
23 ОКТЯБРЯ 2019
Радио Свобода: Уже более 175 тысяч человек подписали петицию с требованием не допустить получения российским телеведущим Владимиром Соловьевым гражданства Италии.
В блогах
23 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Лопатин: Мы обязаны спасти настоящего патриота, сбросится, и купить ему домишко где нибудь в Березове...